ЛетописецСайт историка Г.И. Герасимова
Идеалистический подход к истории

Историческое время

Герасимов Г.И. Историческое время // Философия и культура. — 2018. — № 4. — С.28-38. DOI: 10.7256/2454-0757.2018.4.24924. URL: http://e-notabene.ru/pfk/article_24924.html

Аннотация

Историческое время – одно из разновидностей времени, используемое историками для создания образа прошлого. Его особенности определяются объектом истории – прошлым, а также теоретическими особенностями построения образа прошлого в конкретную мировоззренческую эпоху. Время, как и пространство, служит для расположения событий в сознании историка. Историческое время, субъективно, и формируется, чтобы упорядочить исторические изменения в сознании человека, построить образ прошлого. В идеалистическом подходе время есть свойство сознания, а не внешнего мира и предназначено для упорядочивания в человеческом разуме хаоса объективной и субъективной действительности.

Методология исследования основывается на идеалистическом подходе к анализу истории как науки и способу создания прошлого, а также методах: обобщения, абстрагирования, индукции, дедукции, формализации, отождествления, идеализации.

Историческое время нужно историку, чтобы создать единую, непротиворечивую и убедительную картину прошлого, где каждому событию определено его уникальное место. Историческое время зависит от главных мировоззренческих идей эпохи, в которую творит тот или иной историк. Историческое время, может обладать различной длительностью, при формальном равенстве временных интервалов. С категорией времени тесно связаны понятия эпохи и периода, которые отличаются своим качеством, формируемым преимущественно господствующими в обществе идеями.

Ключевые слова: время, историческое время, идеалистический подход, субъективизм, мировоззрение, способы создания прошлого, идеализм в истории, прошлое, будущее, настоящее, идеализм

Время – базовое понятие истории. В данной статье феномен исторического времени будет рассмотрен с позиций идеализма.

Историческое время – одно из разновидностей времени, используемое историками для создания образа прошлого. Его особенности определяются объектом истории – прошлым, а также теоретическими особенностями построения образа прошлого в конкретную мировоззренческую эпоху [12].

Актуальность проблемы заключается в том, что историческая наука до сих пор не выработала единого и более-менее ясного определения исторического времени, определяя его как «темпоральное воплощение  социального… время человеческое, социальное» [16, с.59]. Осознавая множественность времён, некоторые исследователи абсолютизировали ее, заявив, что «сколько людей, столько индивидуальных темпоральностей» [16, с.60], лишив тем самым понятие времени практической значимости.

Предметом исследования является историческое время, а целью – определение этого понятия и его базовых характеристик с позиций идеалистического подхода.

Теоретико-методологические основы

Теоретической базой исследования является идеалистический подход к истории. История с позиций идеалистического подхода – это развертывающийся во времени процесс работы человеческого разума, выражающийся в создании идей, направляющих деятельность человека на изменение как самого человека, так и окружающей его культурной, социальной и материальной среды [17].

В идеалистическом подходе время — фундаментальное понятие человеческого мышления, упорядочивающее хаос реального мира в сознании человека путем придания ему последовательности, свойств, форм и течения, сообразно мировоззрению историка. Коренное отличие идеалистического понимания времени от материалистического в том, что материализм рассматривает время как объективно существующее, а идеализм – как свойство сознания.

Формулируя свой подход к проблеме, автор опирается на кантовское понимание времени как априорного свойства человеческого сознания. «Время, – считает И. Кант, – есть не что иное, как форма внутреннего чувства, то есть со­зерцания нас самих и нашего внутреннего состояния» [18, с.73]. И в результате, делает вывод об идеальности «времени, согласно которому оно, если отвлечься от субъективных условий чувственного со­зерцания, ровно ничего не означает и не может быть причислено к пред­метам самим по себе (безотносительно к нашему созерцанию) ни как суб­станция, ни как свойство» [18, с.74-75]. Таким образом, время создает воспринимающий реальность субъект, само по себе оно не существует в реальности. Время появляется лишь тогда, когда сознание воспринимает окружающий мир, и мир этот хаотичен. Порядок в него вносит сознание с помощью организации событий в пространстве и времени.

Соглашаясь с кантовской априорной способностью сознания создавать время, автор, вместе с тем, полагает, что формы темпоральности зависят от главных мировоззренческих идей. И в таком случае, идея времени ставится в зависимость от других идей и играет инструментальную роль в формировании картины мира, определяемой мировоззрением человека. Также на свойства конкретного времени накладывает отпечаток та предметная область, в которой создается время. В этом заключается новизна понимания исторического времени с позиций идеалистического подхода.

Время в рамках предлагаемого подхода создается в процессе упорядочения хаотичных, несвязанных друг с другом изменений реальности с помощью естественных ритмов, существующих в объективном мире, таких как смена времен года, дня и ночи, лунных циклов, колебаний маятника и т.п. Сами по себе эти ритмы не имеют никакого отношения к изменениям, происходящим в объективном мире, они связываются с ним только в сознании и измеряются, соотносятся друг с другом в соответствии с этими ритмами лишь в разуме человека.

Идеализм является методологической основой исследования, автор исходит из того, что история не столько познает прошлое, сколько конструирует его, и время один из важнейших способов создания образа прошедшего. Субъективизм и идеализм времени подтверждаются множественностью форм времени, причем многие из них противоречат друг другу. Известно довольно много форм и видов времени: физическое, историческое, биологическое, геологическое, человеческое, социальное, политическое и др.

Большая часть философских направлений и естественные науки считают время объективной характеристикой мира и являются сторонниками существования т.н. объективного времени. Меньшинство, в основном идеалисты, определяют время как характеристику только человеческого сознания (Дж. Беркли, Д. Юм, И. Кант), либо, признавая объективное время, акцентируют внимание на его субъективном, внутреннем переживании (A. Бергсон, М. Хайдеггер) [См.:19].

Время и мировоззрение

Особенности видов времени определяются объектом, к которому это время применяется, а также мировоззрением, которое наделяет время смыслом и устанавливает его конкретные формы и параметры. В мифологический период время наполняется смыслом того конкретного мифа, который господствует в том или ином обществе, либо разделяется создателем истории. Время в христианстве служит для движения души человека к Спасителю и спасению. В марксистской мировоззренческой парадигме время нужно для освобождения человека от эксплуатации и создания вечного рая на земле – коммунизма. В марксизме время очень похоже на христианское, но только оно не заканчивается с наступлением коммунизма, а продолжается. С наступлением коммунизма заканчивается история, поскольку изменений больше не будет, развитие останавливается, наступает последний период в жизни человечества. Также и в либеральном мировоззрении история заканчивается с победой свободного общества, а время продолжает существовать, именно поэтому Ф. Фукуяма провозгласил конец истории [15], но при этом великодушно оставил нам время.

Историческое время непостоянно как в сторону прошлого, так и будущего. При этом оно зависит от главных мировоззренческих идей, которые господствуют в данное время в данном обществе. По концепции мироздания зороастризма, мир существует на протяжении 12 тысяч лет. В период господства христианского мировоззрения считалось, что начало времен произошло за 5508 лет до н.э. то есть чуть более семи с половиной тысяч лет назад. В соответствии с современными взглядами время существования Вселенной составляет более 13 млрд лет.

Историческое время, отводимое человечеству в будущем, также ограничено господствующими мировоззренческими взглядами. Так в рамках религиозного мировоззрения человечеству отводилось, если понимать Библию буквально, очень непродолжительное время после смерти Иисуса Христа. Второй приход Мессии, Страшный суд и конец времен должно было застать поколение, жившее при Христе. Сам Иисус говорит об этом: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» [3].

В рамках рационалистического мировоззрения срок жизни человечества ограничивался первоначально временем существования Солнечной системы. В соответствии с гипотезой Кельвина и Гельмгольца, Солнце поддерживает свою громадную мощность, благо­даря процессу постоянного сжатия, при котором грави­тационная энергия превращается в электромагнитную, и поэтому Солнце сможет продолжать излучать тепло и свет только около двадцати миллионов лет. В настоящее время считается, что солнечное излу­чение порождается освобождением ядерной энергии и этот процесс может продолжаться постоянно тысячи миллионов лет, но из-за отсутствия какого-либо известного компенсирующего процесса он не может продолжаться бесконечно. Новые открытия источников энергии могут еще «продлить» гипотетическое время существования Земли и человечества, а выход за пределы Солнечной системы будет ограничивать будущее человечества временем существования самой Вселенной. Причем данные науки по своему прогностическому потенциалу ничем не отличаются от мифологических или религиозных, за исключением того, что могут постоянно пересматриваться, считаясь при этом единственно верными и объективными на данный момент.

Модусы и формы времени

Важнейшими категориями современного исторического времени являются прошлое, настоящее и будущее. При этом ни один из этих периодов однозначно не определен. Если настоящее есть лишь миг между прошлым и будущим, то где происходят события? В этот миг? Но события могут обладать большой длительностью, и это ставит вопрос о том, где кончается прошлое и начинается настоящее, не менее труден вопрос и о его завершении. Все эти проблемы – следствие подчиненности категории времени мировоззренческим идеям, предмету исследования, тому, что каждый историк имеет свое индивидуальное представление о времени изучаемой им истории.

Обычно историки используют те формы времени, которые распространены в научном сообществе в данное время, хотя есть и исключения, как правило, они диктуются мировоззренческими причинами. Например, О.Н. Забегайло, в своих трудах строго придерживается христианского понимания времени [5], поэтому его время начинается в день творения мира и заканчивается в день Страшного суда. Отдельные историки создают новые образцы времени, исходя из своих потребностей создания образа прошлого, и некоторые из них принимаются и на время становятся каноном [2]. Другие не принимаются историческим сообществом, как скажем, сегодня это происходит с новой интерпретацией исторического времени А. Фоменко [14].

Некоторые исторические школы создают свои формы времени, так, например, школа Анналов приняла разработанную Ф. Броделем концепцию трех времен: короткого, среднего и долгого. При этом время историка – это долгое время, а короткое и среднее – время социолога [2]. Подобное деление времени позволило легитимировать изучение времени представителями других гуманитарных и общественных наук, таких как экономисты, социологи, антропологи, демографы и др. Долгое время представило возможность исследовать изменения больших структур, составляющих основу цивилизаций.

Несмотря на то, что события прошлого существуют только в разуме человека, они связаны с настоящим и будущим в этом сознании и поэтому могут оказывать влияние на настоящую и будущую реальность через действия людей.

Формирование исторического времени

Историческое время формируется постепенно и зависит от главных мировоззренческих идей эпохи, в которую творит тот или иной историк. Сначала, когда время прошлого делилось на время правления вождей, понтификаты, царствования, историк мог создавать только локальные истории, такие, как история отдельного племени или народа, города (полиса) и т.п. Связать их воедино и создать единую историю было невозможно, да в этом и не было нужды. Идея всеобщей истории была создана в рамках христианского мировоззрения еще в начале первого тысячелетия н.э., а вот единое историческое время только через тысячу с лишним лет, когда в рамках астрономии для этого были созданы соответствующие условия и единая хронология была подтверждена авторитетом И. Кеплера. До этого не было возможности убедительно соотнести друг с другом ключевые события истории и привязать их к единой шкале времени.

В доисторический период, когда изменений нет, отсутствует необходимость и в историческом времени, которое создается для того, чтобы четко зафиксировать эти изменения друг относительно друга. Понятий «до» и «после» настоящего момента вполне достаточно для описания неуникальных событий. Даже в период древних цивилизаций историческое время было крайне примитивным, так Дж. Уитроу пишет, что «египтяне име­ли очень слабое историческое чувство или чувство прошлого и будущего. Ибо они представляли мир су­щественно статичным и неизменным. Он вышел полно­стью готовым из рук творца. Исторические события были, следовательно, не чем иным, как поверхностны­ми нарушениями установленного порядка или повто­ряющимися событиями никогда не изменяющегося зна­чения. Прошлое и будущее — отнюдь не имеющие са­мостоятельного интереса — полностью подразумевались в настоящем… Даже для греков вся история сводилась в общем к современ­ной им истории» [13, с.76].

Как и все остальные виды времени, создаваемые человеком, историческое время не является неизменным и навсегда данным. Как пишут И. М. Савельева и А. В. Полетаев, если в начале XVIII в. «сооб­щавшиеся в работах исторические сведения претендовали на роль абсолютной истины (независимо от степени их надежности). Соот­ветственно, историческое знание предполагалось “абсолютным”, а история прошлого — однозначной… Со второй половины XVIII в. время все чаще начинает рассматри­ваться не просто как среда, в которой происходят все “истории”, — оно приобретает историческое качество. На­чиная с этого периода в исторической эпистемологии стало склады­ваться представление, что истина в истории не едина… что прошлое в ретроспективе можно интерпретировать по-разному»[11, с.92].  В ХХ веке Ж.-П. Сартр смотрел на время уже гораздо более радикально: «Мы должны понять, что ни люди, ни их действия не находятся во времени: время, как конкретное свойство истории, созидается людь­ми на основе их изначального времяполагания» [Цит.по 11, с.93-94]. Исходя из этого, можно предположить, что историческое время будет видоизменяться и в будущем под влиянием новых мировоззренческих идей, и способов создания прошлого.

Шкала времени

Для упорядочивания исторических событий друг относительно друга служит хронологическая шкала, позволяющая однозначно располагать событие в историческом времени. Историческое событие привязывается не только к уникальной точке на хронологической шкале, но и имеет однозначную пространственную локализацию.

Хронология позволяет выстроить не только последовательность событий, но и, если это необходимо, причинно-следственные связи, поэтому хронологическая шкала является важнейшим инструментом историка.  В отличие от литератора он должен принципиально придерживаться хронологии и не может себе позволить поместить исторического героя, действие, событие в ненадлежащий промежуток времени, иначе нарушается одно из основополагающих требований исторической науки.

Надо сказать, что шкала времени является тем «становым хребтом» истории, на который «нанизываются» исторические факты. Нынешний «хребет» был создан Ж. Скалигером и Д. Петавиусом в конце XVI – нач. XVII вв. До этого обходились локальными системами хронологии, по царствованиям, понтификатам, летописным сводам, и др. Единая временная шкала создала несущий каркас для создания действительно всемирной истории. В результате колоссальной многовековой работы многих десятков поколений историков создан взаимосвязанный комплекс работ, описывающих образ прошлого, и главной объединяющей их чертой является единая хронология. Вытащи этот стержень, и история рассыплется на черепки, склеить которые и вновь подогнать друг к другу будет очень сложно. Конечно, было бы очень удивительно, если бы Скалигеру и Петавиусу с их математическим аппаратом и объемом данных удалось с первого раза создать безупречную хронологическую шкалу. Действительно, она неоднократно подвергалась сомнению, в том числе и со стороны таких авторитетов, как Исаак Ньютон, но к тому времени уже была наработана такая масса исторического материала, что обесценить его пересмотром хронологии историкам не представлялось возможным, поэтому мнение Ньютона не было принято во внимание.

В настоящее время очередную попытку предпринял А. Фоменко, однако его яростная атака на традиционную хронологию тоже осталась без видимых последствий для исторической науки, потому что можно сколь угодно долго и убедительно доказывать, что существующая шкала времени неправильно рассчитана, но отказаться от нее смерти подобно и для сегодняшней истории и для нынешнего поколения историков. Даже незначительное, на несколько десятилетий, а Фоменко оперирует столетиями и тысячелетиями, изменение шкалы приведет к непредсказуемым последствиям для существующего образа истории. Принятие изменений, предлагаемых А. Фоменко [14], влечет за собой почти полное переписывание существующей истории Древнего мира и Средних веков.

Для того чтобы создать историческое событие историк привязывает его к шкале времени при помощи различных, порой сложных и хитроумных способов, таких, как толщина годовых колец в бревнах новгородской мостовой (дендрохронологический метод), либо к количеству радиоактивного изотопа углерода в золе сожженного образца древнего артефакта. Сами по себе ни бревна мостовой, ни тем более, количество изотопа углерода к произошедшему некогда событию никакого отношения не имеют, и связываются с ним только в сознании историка для упорядочивания событий в его образе прошлого, для придания ему убедительности. Если количество изотопов совпало, то, значит, событие выглядит более убедительно, чем то, у которого этого совпадения не произошло, и в этом случае либо событие помещают в другое время, либо ссылаются на погрешности радиоуглеродного метода и применяют иные методы привязки к шкале времени. Если историк достаточно авторитетен, то его дата принимается научным сообществом, однако порой бывает так, что со сменой мировоззренческих парадигм авторитет ученого обнуляется (в советское время потеряли авторитет исследования «дворянских», «монархических», «религиозных» и прочих «буржуазных» историков, а в постсоветское время был обнулен авторитет уже многих советских историков) и тогда возможен пересмотр даты произошедшего события. Таким образом, привязка к хронологической шкале времени, несмотря на использование различных «объективных» методов, продолжает оставаться во многом субъективной.

Неоднородность исторического времени

Историческое время, как и время социальное, может обладать различной длительностью при формальном равенстве временных интервалов. Это происходит из-за того, что отдельные временные промежутки более насыщены событиями, нежели другие и потому кажутся более продолжительными.

Действительно, историческое время неоднородно. Оно является плотным во времена, насыщенными событиями, и, напротив, в периоды, где событий мало, оно ускоряет свой бег. Французский историк А. Про считает, что «эти колебания, свойственные течению исторического времени, являются коллективными, они не зависят от психологии от­дельного человека. Их можно объективировать»[8, с.106]. Думается, что это поспешный вывод. Историческое время не коллективно, оно индивидуально – это время историка, а не историков. Действительно, для всех, пишущих российскую политическую историю, 1917 год будет «длинным» годом, но для «Народной истории США» [7] это в общем-то совершенно обычный год, что совершенно неудивительно, учитывая специфику предмета исследования. И уж совсем быстро пролетел 1917 год в «Истории домов моды» Д.Ю. Ермиловой [4]. В истории моды оказались «длинными» совсем иные периоды, чем в политической истории.  Хотя в другом тезисе, а именно, что «Время сегодняшних исто­риков — это время нашего современного западного общества» [8, с.106] с А. Про вполне можно согласиться.

Некоторые отрезки времени в истории имеют разный смысл, разное значение и ценность с точки зрения содержания теории, которой руководствуется конкретный историк. Историк может один период насытить событиями, в результате чего образ этого временного отрезка будет казаться более продолжительным, нежели картина другого, равного ему на хронологической шкале, но который для историка покажется менее важным, исходя из его теории, и потому в его историческом описании займет более скромное место. Обычно периоды смут, революций, реформ в социально-политической истории оказываются более насыщенными событиями, а потому и более продолжительными, нежели периоды спокойной жизни. Еще значительнее отличается время в исторических сочинениях авторов, принадлежащих к разным мировоззренческим эпохам: мифологической, религиозной, рационалистической.

Идеи и время

Единое историческое время – основа и условие для реализации некоторых важных идей, например, идея прогресса не может быть обоснована вне единой истории, сопоставимых периодов ее развития, вне единого исторического времени. Все современные идейные системы: коммунизм, либерализм невозможны без развитой системы исторического времени, поскольку без этого невозможно их убедительное историческое обоснование.

С идеей единого исторического времени тесно связана и идея детерминизма в истории, которая не может быть реализована без универсальной временной шкалы. Поскольку выявление причинно-следственных связей между последовательными событиями является почти непременным атрибутом любого исто­рического сочинения [11, с.90], то привязка событий к шкале времени считается в этом случае обязательной, поскольку считается, что более позднее событие не может быть причиной более раннего, хотя влияние еще не произошедших событий на текущие достаточно хорошо известно. И это не только ожидание Второго пришествия Христа, под знаком которого проходит вся текущая религиозная история, но и более прозаические события, вроде ожидаемого очередного съезда руководящей партии или годовщины Великой Победы. То есть причиной настоящего может быть не только прошлое, но и будущее, даже если оно никогда не наступит. Тем не менее, построение причинно-следственных связей в историческом исследовании невозможно без привязки событий к единой шкале времени.

Поскольку в реальном мире с позиций идеалистического подхода времени нет, то нет и его движения, не существует и реального потока времени. Есть лишь условная ритмическая шкала, к которой привязываются события. В такой ситуации время само по себе не может вызывать изменений и являться причиной событий. Это не отрицает существование причинно-следственных связей, но они вызываются не временем, а иными причинами. При этом время, не являясь причиной чего-либо, тем не менее, накладывает определенные ограничения на каузальность, поскольку считается, что только предшествующие события могут быть причиной последующих, но не наоборот.

Время как категория истории

Время является важнейшей категорией истории, его несущей конструкцией, и как считают некоторые историки, оно является в каком-то смысле той исторической субстанцией [8, с.105], в которой существуют события прошлого. В соответствии с современными взглядами принято считать, что история развивается во времени и является специфической частью прошлого. «Иными словами, время не дано историку как какое-то вре­мя, где-то там существующее еще до начала его исследования. Оно выстраивается историком благодаря специальной работе, являющейся частью ремесла историка» [8, с.116].

Время, как и пространство, служит для расположения событий в сознании историка. В противном случае они будут представлять собой хаотичное собрание образов и представлений, с которыми сознание ничего неспособно сделать.

Время и история неразрывно связаны. Ис­тория развертывается в последовательности уникальных событий, а последние упорядочены отношением «раньше, чем» и таким образом появляется время.

Историческое время – одно из разновидностей времени, используемое историками для создания образа прошлого. Его особенности определяются объектом истории – прошлым, а также теоретическими особенностями построения образа прошлого в конкретную мировоззренческую эпоху [12].

Историк и время

Историк занимается строительством картины прошлого в своем сознании и время, которое он привносит в эту картину, не есть лишь его субъективное чувство, оно является производным от тех взглядов на время, которые господствуют в данный момент в обществе. То, какое время и как историк использует в своем построении прошлого, зависит также от его целей и задач.

Историческое время, время историка – субъективно, так же, как и та картина прошлого, которую он создает в своем сознании. Однако это не означает, что оно ничем не отличается от времени в литературном произведении, которое не обязано строго привязываться к шкале времени.

Историческое время появляется там, где есть изменения, невозможные прежде. Что это за изменения? Это то новое, что созидается творчеством человека и создает историю. Историческое время формируется, чтобы упорядочить эти изменения в сознании человека, построить прошлое. Там, где нет изменений, там нет истории. В неизменном круговороте доисторического существования прошлое, настоящее и будущее неотличимы друг от друга.

Историческое время нужно историку, чтобы создать единую, непротиворечивую и убедительную картину прошлого, где каждому событию определено его уникальное место. Идеалистическое понимание исторического события хорошо иллюстрирует следующее высказывание Р. Арона: «событие имеет пунктирный и мимолетный характер. Завершаясь, оно исчезает… Вообще, оно существует только для сознания: либо оно является актом сознания в своей мгновенности, либо интенциональным объектом какого-либо акта. Мгновенная схваченность или схваченность мгновенности, она недоступна, неуловима, за пределами всякого знания» [9, с.243].

Историк привязывает время своего повествования к астрономическому времени с помощью календаря и тем самым упорядочивает события. Время помогает создать ему убедительную картину прошлого. Но где существует эта картина и это время? Они существуют первоначально в сознании историка, а затем в тексте, из которого эта картинка вновь будет восстановлена в сознании читателя, но неизбежно уже в несколько измененном виде, поскольку будет «искажена» мировоззрением читающего текст. Представления читающего об историческом времени могут не совпасть с представлениями историка и время в его картине прошлого, образованного в результате чтения текста, может отличаться от того, которым руководствовался историк. Например, время создания мира, также как и последние дни земной жизни Христа в сознании религиозного историка, имеют совершенно иное значение, течение и роль, чем это же время у историка-атеиста.

Хотя время направлено из прошлого в будущее, ничто не мешает историку мысленно перемещаться против его «течения», однако при этом существующие правила исторической науки обязывают его привязывать исторические события к тем временным промежуткам, в которые, как установлено в соответствии с определенными правилами, они происходили. Методика исторической науки – это методика построения прошлого и одним из ее компонентов является соблюдение правил построения времени в историческом исследовании. Поэтому в готовом труде события обычно развертываются в хронологическом порядке, но это не является общим правилом, главное, чтобы не нарушалась привязка к шкале времени, а последовательность события историком выбирается, исходя из замысла исследования и его целей.

Один из постулатов истории гласит о том, что прошлое неизменно, менять можно только будущее, тем не менее, все историки всех времен и народов только и заняты тем, что переписывают существующую историю. Нет ни одной одинаковой истории, все они создают различный образ прошлого, оставляя при этом в неизменности только шкалу времени, все остальное непрерывно пересматривается и меняется, правда при этом постоянно утверждается, что само прошлое (которое, напомним, не существует в реальности), остается неизменным. В рамках идеалистического подхода прошлое создается историком, а, значит, возможно и его изменение. 

Исторические эпохи и периоды

С категорией времени тесно связаны понятия эпохи и периода, т.е. определенных временных промежутков в прошлом, которые отличаются от иных интервалов своим определенным качеством, формируемым преимущественно господствующими в обществе идеями. Причем формирование эпох может производиться не только на основании идей прошлого времени, но и идеи, современные историку, также могут создавать исторические эпохи, как-то: феодализм, капитализм, социализм, модернизм постиндустриализм и т.п.

Время историку необходимо не только для упорядочивания событий, но и создания непротиворечивого образа прошлого, который не должен быть разрушен при его критике. И здесь необходима не только привязка к временной и пространственной точкам, но и к определенной эпохе. Несмотря на то, что любое историческое событие или исторический персонаж уникальны, но все они в той или иной мере связаны с эпохой. Человек – одеждой, мыслями, моралью и многим другим. Событие – формой, типичной последовательностью действий и т.п. Когда эта связь с эпохой нарушается, то созданные историком исторические события выглядят также малоубедительно, как и персонажи средневековых картин, изображающие античных героев в одеждах и доспехах XIV века. Однако образ эпохи у разных историков может отличаться, причем существенно и это почти всегда приводит к тому, что находятся ученые, которые сочтут созданный образ события прошлого неубедительным, поскольку он не соответствует их видению эпохи, сформировавшемуся под влиянием иных идей, чем эпоха в сознании автора. Например, как бы тщательно не отбирал факты для своего исследования истории Советского Союза либеральный историк, он никогда не создаст такой истории, с которой бы согласились историки, придерживающиеся коммунистического мировоззрения. И термины будут резать слух, и образы окажутся неверными. Все будет плохо, поскольку картина прошлого не будет совпадать с тем образом эпохи, который уже создан в сознании историка-коммуниста. В этих условиях читателю надо либо признать неверной свою картину исторического периода, что он вряд ли сделает (впрочем, в период смены мировоззренческих парадигм многие историки пересматривают свои взгляды, последний такой массовый пересмотр пришелся на годы перестройки и постперестроечный период), либо попытаться убедить самого себя и читающую публику в одиозном подборе фактов, неверных ссылках, нарушениях методики, что сделать гораздо проще и безболезненнее, чем поменять собственное мировоззрение. 

Итак, историческое время в идеалистическом подходе есть свойство сознания, предназначенное для упорядочивания в человеческом разуме событий прошлого. Время и его основные характеристики имеют исторический характер и определяются главными мировоззренческими идеями эпохи и историка. В рамках идеалистического подхода реально существует только настоящее. Прошлое – идеальная конструкция, создаваемая человеческим разумом по правилам исторической науки. Несмотря на релятивизм исторического времени, оно является важнейшей категорией, без которой история, как наука не может существовать.

 

Библиография

1. Арьес Ф. Время истории. М.: ОГИ, 2011. 304 с.
2. Бродель Фернан. История и общественные науки. Историческая длительность. / Философия и методология истории. Сборник статей. Под ред. И.С. Кона. М.: Прогресс, 1977. 334 с.
3. Евангелие от Матфея. 16:28
4. Ермилова Д.Ю. История домов моды. М.: Academia, 2004. 287 с.
5. Забегайло О.Н. Духовное понимание истории. М.: Серебряные нити, 2009. 844 с.
6. Казарян В.П. К истолкованию природы динамического времени // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. Философия. 2012. № 2 URL: http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/kazaryan-k_istolkovaniyu_prirodi_vremeni.pdf (дата обращения: 18.02.2017)
7. Народная история США: с 1492 года до наших дней. М.: Весь Мир, 2006. 878 с.
8. Про А. Двенадцать уроков по истории. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2000. 336 с.
9. Реймон Арон. Избранное: Введение в философию истории. М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2000. 543 с.
10. Рейхенбах Г. Направление времени. М.: Едиториал УРСС. 2003. 360 с.
11. Савельева И. М., Полетаев А. В. История и время. В поисках утраченного. М.: «Языки русской культуры», 1997. 800 с.
12. Сайт историка Г.И. Герасимова: URL: http://www.idealistic-history.ru/ (дата обращения: 18.12.2017)
13. Уитроу Дж. Естественная философия времени. М.: Едиториал УРСС, 2003. 400с.
14. Фоменко А. Т. Исследования по истории древнего мира и средних веков. Математические методы анализа источников. Глобальная хронология. М.: Издательство мехмата МГУ, 1993. 408 с.
15. Фукуяма, Фрэнсис. Конец истории и последний человек. М.: АСТ, 2007. 588 с.
16. Чеканцева З.А. Время историческое // Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь. М.: Аквилон, 2014. 576 с.
17. Герасимов Г.И. Идеалистический подход к истории // Исторический журнал: научные исследования. 2017. № 5. С.21-36. URL: http://www.e-notabene.ru/phzni/article_24058.html (дата обращения: 18.12.2017)
18. Кант И. Критика чистого разума /Сочинения. В 8-ми т. Т. 3. М.: Мысль, 1994. 798 с.
19. Время /Философия: Энциклопедический словарь. М.: Гардарики. 2004. 1072 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
В оформлении сайта использованы картины художника И.С. Глазунова:
  • "Мистерия XX века"
  • "Рынок нашей демократии"
  • "Вечная Россия (сто веков)"
  • "Великий эксперимент"
  • "Вклад народов Советского Союза в мировую культуру и цивилизацию"
  • "Разгром Храма в Пасхальную ночь"
Сайт историка Г.И. Герасимова facebooklivejournal